В последнее время экологическое сообщество буквально лихорадит от одновременного принятия нескольких серьезных нормативно-правовых актов, перестраивающих всю систему экологического контроля и надзора в России. Так, накануне Нового года мы получили неожиданный законодательный «подарок» — Федеральный закон от 29.12.2014 № 458-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления", отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 458-ФЗ). Этот документ кардинально меняет систему обращения с отходами, затрагивая фундаментальные понятия и принципы экологического права.

Мы не будем подробно останавливаться на всех изменениях, предусмотренных Федеральным законом № 458-ФЗ[1]. Отметим только, что они коснулись практически всех аспектов обращения с отходами: были затронуты вопросы права собственности на отходы, порядка лицензирования деятельности по обращению с отходами[2], профессиональной подготовки лиц, допущенных к обращению с отходами, и многое другое. Кроме того, изменениям была подвергнута и терминология, применяемая в области обращения с отходами.

Нововведения коснулись и наиболее часто образуемых отходов — твердых бытовых. Так, в ст. 1 Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (далее — Федеральный закон № 89-ФЗ) появился новый термин для данной категории отходов:

Скачать документ